Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Практическая работа

   ИНСУЛЬТ, СВЕЧА ЗАЖИГАНИЯ И ПСИХОЛОГ

- Пожалуйста, помогите! У него никого нет. Совсем никого. А я старая, очень старая. Как же он жить будет? Что с ним дальше–то будет? Я Вас очень прошу, сделайте что-нибудь! У него ни жены, ни детей. Кроме меня ни одного родственника!

     Выезд на дом. Психолого-логопедическая работа. Мужчина, не старый. 49 лет. Инсульт, случился полгода назад.

     Ну что ж, посмотрим.

   Зима. Вечер. Квартира. Стол. Кресло. В кресле – существо. Лица не видно. Сплошная шерсть. Кое-как разглядела глаза. За очками. Тусклые, безжизненные. А как с речью? Её нет. Одно слово «Мама!».

   Так, уже неплохо! Два звука есть! С них можно начинать. Но как же наладить контакт? Как сделать так, чтобы он мне поверил? Он ведь на себе крест поставил! А ведь водитель-дальнобойщик, байкер! (И, конечно же, нечаянно, абсолютно случайно, в моей сумочке завалялась свеча зажигания)).

   - М. А., скажите, пожалуйста, что это? Узнаете?

   Подаю ему. Он осторожно берет. Долго–долго разглядывает и, как прорвало:

   - Мама, мама, мама, блин, мама, мама, блин, мама!

   Даже пытается приподняться в кресле…

   Уф! Контакт налажен.

   - М. А., Вы согласны работать?

   Не понимает. Ну, не беда, начнем.

  Вытащить его врачи вытащили, а дальше надо помогать восстанавливаться, а некому. Маму он не воспринимает. Инсульт очень сильный – память практически потерял, ничего не понимает, ни писать, ни считать, ни читать, ни говорить; предметы не узнает, цвета не видит. И вдобавок очень сильная агрессия.

В дверях стоит мама, смотрит с надеждой:

  - Пожалуйста, сделайте что-нибудь!!!! Он ведь молодой! Мне кое-как удалось уговорить его, чтобы к нему позвали специалиста. Он выбрасывает все таблетки! Массажиста на порог не пускает! Пожалуйста, не отказывайте! Я умру – что с ним станет?

  Первые месяцы – это был просто ад. Для меня, для него, для мамы. А в конце месяца – первый успех: прихожу – в кресле – опрятно одетый, чисто выбритый наголо мужчина.

  -М. А., а ведь Вы очень и очень симпатичный!

Мама с гордостью:

  - Это он для Вас! Сам побрился и подстригся!

  С того времени прошло два года. Занятия проходят регулярно. Говорит, читает, пишет. Абсолютно все понимает, способен принимать решения. Применяем всё новое, что есть в нейротрансформинге, для скорейшего выздоровления. Восстановление идет очень быстро. Перевели с первой на вторую группу. Одно плохо. Самостоятельно категорически отказывается что-либо делать. Только вместе. Но ничего, выберемся!

   И, последняя новость, купил себе часы. Хорошие.

из опыта работы

                                                                                                                        

                                                                                                      nev!  Клиентка И. М.                                                                                                                                               72 года 

    Звонок. Беру трубку. Слышу: «Леся Андреевна, Леся Андреевна, как же так… Ведь ему дали вторую группу!». Голос убитый, убитый…. У меня полное недоумение: «А Вас что, это не устраивает?» «Нет! Мы потеряли первую группу, потеряли пенсию…». Собеседница плачет. Понятно…

    Упорная, тяжелая работа в течение 1 года и 10 месяцев дала результат. Больной М., 50 лет, ишемический атеротромботический инсульт: моторная, частично сенсорная афазия, правосторонний выраженный гемипарез правой руки. Речь нарушена по типу сенсорной моторной афазии.[1]  Её сын стал говорить. Начал восстанавливаться. И быстро восстанавливаться!  Особенно после применения методов Нейротрансформинга[2].  И медкомиссия  перевела на 2-ю группу инвалидности.

     Вечером опять звонок: «Простите, пожалуйста! До меня только сейчас дошло, что он восстанавливается! Спасибо Вам огромное!»


P. S. Работа с М. продолжается…

                                                                                                                            Декабрь 2014, Екатеринбург


    [1] Инвалидность и её влияние на развитие семьи в современном социуме / Л. Г. Попова, Е. Ю. Конюхова, Л. А. Палкина и др. // Семья в современном социуме: междисциплинарные связи. Коллективная монография / под ред. М. В. Носковой, Е. П. Шиховой. – Екатеринбург: ГБОУ ВПО УГМУ, 2014.- С. 321-383.ISBN http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/26341/1/978-5-89895-629-5_2014.pd 

    [2] Палкина, Л.А. Опыт оказания психолого-логопедической помощи больному афазией при введении его в состояние транса /Л.А. Палкина// Психотерапия. - 2014. - № 10. - С. 57 -59.





отрывок из статьи

                                                                                                                                  (nev) Л. Палкина 

                                                                                                         ИЗ СТАТЬИ

                    Афазия (от др.-греч. ἀ — отрицательная частица и φάσις — проявление, высказывание) представляет собой полную или частичную утрату уже имевшейся речи.

Больной М., 50 лет, ишемический атеротромботический инсульт: моторная, частично сенсорная афазия. Речь нарушена по типу сенсорной моторной афазии.

   К психологу обратились  через 6 месяцев после перенесенного инсульта. На первом занятии выяснилось, что больной может произносить с грозными вариациями слова: «мама», «нет», «раз, два», «блин» и ненормативную лексику; эмболы «с», «бу-у-дет». Первичное нейропсихологическое исследование речи по методике Е. Д. Хомской [7], показало, что речь у больного практически отсутствует – не выполнено ни одно из предложенных заданий.

   Упорные занятия (1 год и 2 месяца) подвели больного к тому этапу психолого-логопедических занятий, где логопедическая цель – стимуляция фразовой речи. Психологическая цель – упрочение вербально-образных связей (преодоление нарушений пространственного и конструктивного праксиса).

Здесь к работе с больным был подключен такой элемент психотерапии как легкий транс.

  Работая по восстановлению речи мы создаем не только внешние образы, но и вырабатываем внутренние, так называемые "мыслительные образы". Под мыслительными образами подразумеваются наши стереотипы и образы мышления. Обычно, подходя к этому этапу работы, психолог достаточно хорошо знает характер своего пациента, и вызывает у него образы, которые, как он считает – наиболее близки больному. На самом деле не слова диктуют образы, а принятый человеком образ наполняет слова сутью.

  Первые же беседы с таким больным, находящимся в трансе, показали, что он может самостоятельно отвечать на вопросы (избегая выбора между двумя вариантами, предложенными психологом), когда транс вызван на очень близкую больному тему. Например, больному было предложено ощутить себя за рулем автомобиля. Представить, как садится за руль, нажимает на педаль газа, набирает скорость, включает музыку и т. д.

  Другой же предложенный вариант – представить круг, трансформировать в квадрат, затем в треугольник – ничего не дал. Больной просто не в состоянии был понять, что от него требуется.

   Итак, транс – это измененное состояние сознания, когда фокус внимания направлен не во внешний мир, как в обычной жизни, а во внутренний. Наш мозг не способен постоянно находиться на пике сознательного контроля, ему необходимы периоды расслабления (или же транса). В эти минуты психика работает по-другому: активными становятся структуры, отвечающие за интуицию, образное мышление, творческое восприятие мира. Открывается доступ к ресурсам внутреннего опыта. Именно в этом состоянии к нам приходят всевозможные озарения или внезапно находятся ответы на вопросы, над решением которых мы бились долгое время.

  В состоянии транса человек становится более открытым, восприимчивым к позитивным изменениям, легко обучается, открывает для себя новые возможности, отыскивают скрытые внутренние ресурсы для разрешения проблем, которые ранее казались совершенно неразрешимыми [1].

  Таким образом, применяя психотехнику легкого транса при работе по восстановлению речи у больного, мы заметно активизируем его ассоциативные связи между усвоенными ранее практическими действиями и их вербальным обозначением, оживляем память и мышление, развиваем фантазию. Ведя больного в состоянии транса по значимому для него положительному событию, предлагая ему вновь почувствовать те ситуации, эмоции и ощущения, которые были в его жизни, стимулируя работу воображения и задавая вопросы, мы тем самым побуждаем потребность больного говорить самому, говорить именно то, что он представил. И, обладая к этому периоду уже достаточным словарным запасом, больной начинает переходить на диалогическую речь, которая не требует от него дополнительных усилий и напряжения мысли в подборе нужного слова. Больному становится легко разговаривать, занятия приносят положительные эмоции, положительная динамика налицо.


  1.  Эриксоновский гипноз. [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. URL: http://sw-psiholog.ucoz.ru/publ/ehriksonovskij_gipnoz/ehriksonovskij_gipnoz/4-1-0-3, свободный
  2. Палкина, Л.А. Опыт оказания психолого-логопедической помощи больному афазией при введении его в состояние транса // Психотерапия. - 2014. - №. 10. - С. 57-59.